Пай.УКР - Информационный портал Пай.УКР - Информационный портал

Художники, возвращающие женскую сексуальность, или О феминистках замолвите слово

Художники, возвращающие женскую сексуальность, или О феминистках замолвите слово

«Право женщины на удовольствие» это новый сборник, который мы посвятили женскому эротическому искусству.

«Мы» – это писательница Хетти Джуда, статья которой с длинным-предлинным заголовком «Мои рисунки с волосами на лобке можно было бы повесить в вашей гостиной»: художники, возвращающие женскую сексуальность» была опубликована на страницах авторитетного британского издания The Guardian 3 марта, незадолго до Международного женского дня.

Мы – это и информационный портал ПАЙ.УКР, решивший не портить публикацией этой статьи праздничное настроение читательницам старшей возрастной группы, уверенным в том, что в Советском Союзе не было секса.

Об авторе: В начале 1990-х, после окончания Университета Глазго, Хетти Джуда организовала фестиваль искусств в городе Глазго, и начала писать о быстро меняющейся сцене независимого искусства, которая в то время включала дизайн, комедию и звук, для Times и Glasgow Herald. В течение 1990-х годов она вела субботние колонки в The Times и The Independent плюс регулярно писала статьи для ряда британских газет, включая The Guardian, The Independent и The Evening, и журналов (Dazed & Confused, The Modern Review иProspect).

В 2000-е годы Хетти сотрудничала с рядом европейских изданий и даже вела регулярную колонку в журнале Art Review. Когда она работала главным редактором The Word, молодого брюссельского журнала, посвященного моде, фотографии и культуре, к ней обратился MoMu, музей моды в Антверпене, с предложением курировать крупную выставку Delvaux, старейшей в мире компании по производству предметов роскоши Бельгии.

Хетти Джуда

Проведя много месяцев работы в архиве компании и в кожевенных мастерских, Хетти Джуда организовала образцовую выставку и написала книгу «Дельво: 180 лет бельгийской роскоши». Она до сих пор поддерживает тесные связи с MoMu и часто пишет для него статьи и проводит мероприятия, связанные с этим музеем.

В 2010 году Хетти начала редактировать для лондонского Phaidon сначала «Определение современного искусства», затем «Искусство и квир-культуру», а затем «Паттерн: 100 модельеров, 10 кураторов».

В 2011 году она начала писать о моде, искусстве и дизайне для журнала TIME, а также написала ряд эссе о модной сцене Антверпена.

Сегодня Хетти Джуда продолжает писать для The New York Times и Magazine, а также вносит свой вклад в страницы, посвященные культуре, в журнал Weekend. Она регулярно пишет статьи для Artnet News, рецензии на публикации в Art Review и Frieze, а также эссе для Interwoven.

За последние несколько лет она неоднократно появлялась на живых дискуссионных панелях SHOWstudio, а также был председателем дискуссий и интервью в таких организациях, как ICA в Лондоне и MoMu в Антверпене.

Но пора, наконец, перейти к «рисункам с волосками на лобке». Кто скажет, что эта тема никому не интересна, пусть бросит в нас резиновым «бананом».

Главное фото: «Я все еще видна, я все еще жива»… фрагмент из «Меха Рене Кокс», часть «Американской семьи», которая появляется в «Праве женщины на удовольствие». Фотография: Рене Кокс.

***

В самые мрачные дни президентства Дональда Трампа писательница Александра Вайс и ее коллеги из галереи Black Book в Нью-Йорке решили заняться проблемой, которая казалась все более актуальной. На протяжении веков женская сексуальность рассматривалась как предмет выбора мужчин, причем мужчина, отвечающий за Белый дом, был самым известным ее противником в последнее время. Но в примерах не было недостатка: от L’Origine du Monde, картины Гюстава Курбе 1866 года, на которой женщина призывно раздвигает ноги [демонстрируя свои меха], до разоблачающего доклада Альфреда Кинси 1953 года «Сексуальное поведение женщины-человека».

Вместо этого казалось, что настало подходящее время, чтобы отметить точку зрения женщин на сексуальность. Репродуктивные права оказались под угрозой: среди прочего, администрация Трампа запретила финансируемым налогоплательщиками клиникам планирования семьи направлять женщин для прерывания беременности. По словам Александры Вайс, исследование сексуального удовольствия женщин в словах и образах было похоже на «акт сопротивления». Почему не сейчас? В социальных сетях женщины чувствуют себя более комфортно, говоря о своем теле, но об удовольствии говорят не часто.

Результат – эротический сборник Вайс «Право женщины на удовольствие» был опубликован в конце прошлого года, а сопутствующий подкаст только что вышел. В обоих изданиях есть пикантный список писателей, художников, активистов и исполнителей. Тон задает предисловие к книге писательницы романа «Плохие феминистки» Роксаны Гей и писательницы Эрики Джонг, чей бестселлер 1973 года «Страх полета» представил концепцию «траха без молнии», сексуального контакта, столь же быстрого, сколь и свободного от чувства вины.

Наряду с мясистыми, откровенными картинами Дженни Сэвилл, переосмыслением женоненавистнических образов Сары Лукас и глянцевыми журнальными снимками Эллен фон Унверт в стиле бондажа есть фотографии, взятые из смелой и бесстрашной серии 2001 года Рене Кокс (Renee Cox) «Американская семья». Кокс обращается к большим проблемам: религиозному консерватизму, отсутствию черного тела в истории искусства и напряженности, возникающей при представлении американской семьи с черной матерью и белым отцом.

Рене Кокс и ее работы

«Американская семья» также ставит на передний план собственную сексуальность. По мнению Кокс, когда женщине исполняется 40 лет, ее возрастная привлекательность, по-видимому, начинает уменьшаться, или так нам часто говорят. Позируя в черном кружевном нижнем белье с высоким вырезом, в тугом корсете или обнаженной, если не считать белых меховых трусиков, Кокс отказывается уходить на второй план или скрывать свое желание. Художник словно говорит нам, что её работа с гордостью заявляет: «Меня все еще видят, я все еще жизнеспособна. Я все еще здесь. Я все еще занимаюсь своим делом. И я сделаю это так, как хочу. Вам еще рано меня списать».

Кокс благодарит семью своего мужа-француза за то, что она дала ей легкость общения со своим телом. «Когда я встретила его, – говорит она, – его родители были нудистами. Мы провели шесть недель в нудистском лагере на Корсике. Первые три дня были немного странными, однако после этого ты даже не обращаешь ни на что внимания».

Она проводит различие между сексуальными образами, используемыми в «Американской семье», и другими работами, такими как «Тайная вечеря Йо Мамы» («Yo Mama's Last Supper»)
 1996 года, в которой она просто обнажена, занимая позицию Христа в оригинале Леонардо. «Нагота означает освобождение от осуждения, помещения в коробку из-под одежды или каких-либо принадлежностей». Она отмечает, что когда у вас есть одежда, внимание переключается на «класс, откуда вы родом» и другие небольшие ориентиры. Так что мне нравится нагота с точки зрения ее чистоты».

«Тайная вечеря Йо Мамы»

Первый выпуск «Право женщины на удовольствие» был распродан за несколько недель. Вы можете подумать, что это не удивительно: секс продается. Не обязательно. Исследование сексуальности с точки зрения женщины было и остается спорным. Когда нью-йоркская художница Мэрилин Минтер (Marilyn Minter) изучала историю искусства в поисках обнаженных работ, включающих женские лобковые волосы, она смогла найти всего 10 картин. «Художники считали волосы на лобке вульгарными», – говорит Минтер. – В начале 2010-х годов я начала серию больших пышных картин с изображением лобковых треугольников всех цветов и рас. И я делаю их такими красивыми, что вы можете поставить их в своей гостиной. Но их никто не покупает. Мне плевать. Я знаю, как великолепно выглядят эти картины с кустиками».

Мерилин Минтер и ее кустики

Мэрилин Минтер, у которой есть несколько работ в сборнике, отнюдь не модная инженю. В наши дни так много молодых художников демонстративно суют свои «пальцы» во влажную, вкусную еду, что это стало клише. Но Минтер стала заниматься сексом с едой еще в 1976 году, в серии картин «100 Food Porn», в которой приготовление всего, от клешней лобстера до кукурузы в початках, подвергается сексуальной обработке. Mинтер продолжала использовать фактические порно в качестве исходного материала для плотно обрезанной, взорванной картины «Порнографическая сетка» 1989 года. Ее работы демонстрируются и собираются музейными учреждениями по всему миру. Пять лет назад у нее была большая передвижная ретроспектива под названием Pretty / Dirty (Грязная красавица). Но она не может продвигать свои большие картины с кудрявыми кустиками.

В книге также рассказывается о великолепной, открытой художнице-феминистке Бетти Томпкинс (Betty Tompkins), которая вспоминает однажды выступление директора нью-йоркской галереи. 

Бетти Томпкинс и ее «произведения»

«Кто-то, – рассказывает она мне, – дал ему этот отличный совет: самые трудные для продажи картины – это картины с членами и зеленые картины». Поэтому после выступления Томпкинс «нарисовала член аэрографом». Вся картина затонирована зеленым цветом. Я также написала ее версию на холсте. А потом я сделала несколько других картин с зеленоватым оттенком». Она смеется. «И все они принадлежат мне».

В то время как Минтер и Томпкинс проверяют на прочность консерватизм арт-рынка, его отрицание не является их смыслом существования. Картины, выбранные ими для книги, исследуют менее очевидную, менее обозначенную территорию: скрытые вещи, такие как волосы на лобке, и игнорируемые предметы, такие как женские желания. Сначала это делало их работы проблемными не только для коллекционеров, но и для их современников-феминисток.

Секс, как объясняет Томпкинс, «определенно не считался феминистской темой». В 1969 году она создала свою первую картину «Fuck Paintings», основанную на деталях проникновения черно-белых порнографических фотографий, принадлежащих ее тогдашнему мужу. Эти большие, фотореалистичные картины, казались не соответствующими с антипорнофеминизмом того времени. Картины типа «Fuck Paintings», которые в значительной степени игнорировались в Нью-Йорке, были выбраны для выставки в Париже, но подверглись цензуре по прибытии и так и не прошли таможню. Широко их показали только в 2000-е годы.

«Акт сопротивления»… обложкаA Woman’s Right To Pleasure. Фотография: Касс Берд. Обложка любезно предоставлена издательством BlackBook Publishing.

Томпкинс говорит, что эта территория по-прежнему считается рискованной. «Мое наблюдение за эти годы заключалось в том, что время от времени молодые художницы принимали участие в теме секса. И они делали это, пока не становились хоть немного известными. Затем они разветвлялись, каждая из них, потому что это было неприемлемо в качестве субъекта».

В этом нет ничего удивительного: сексуальность на переднем плане остается палкой о двух концах для женщин. В серии Томпинкс «Insults / Laments» перед зрителем появляются нарисованные аэрографом изображения вагин: «Единственный способ добиться успеха в мире искусства – это лежа на спине».

В 2016 году, когда Минтер захотела сфотографировать Майли Сайрус, чтобы собрать средства для «Planned Parenthood», американской федерации планирования семьи, выступающей за поддержку абортов в США, ей пришлось сильно поспорить, чтобы группа согласилась. «Я видела, как Сайрус полностью владела своим собственным секс-агентством с первого дня», – говорит Минтер, восхищенно отзываясь о звездном фонде Happy Hippie для бездомных и ЛГБТ-молодежи.

Майли Сайрус

«Преступлением» Сайрус в молодости было откровенно сексуальное выступление на MTV. «Она схватилась за промежность, – говорит Минтер, – и ее стыдили как шлюху по всей стране. Я должна была доказать, что она всего лишь активистка». Художница обвиняет коварное влияние консерватизма в США в том, что Сайрус – одна из немногих знаменитостей, которые публично говорят об абортах. В прошлом году ей всё стало ясно: «Я участвовала в шоу под названием «Аборт – это нормально». А женщины, которых я хорошо знаю, моей возрастной группы, говорили: «Нельзя считать, что аборт – это нормально».

Обложка журнала «Обзор контроля рождаемости», 1923 год

Любопытно, что в книге, посвященной эротическому женскому взгляду, мало изображений мужчин, в то время как неутешительный перевес – это модельные привлекательные женщины. По словам Минтер, «женщины не любят смотреть на других женщин: то, что заводит женщин, это быть желанной». Среди немногих обнаженных мужчин выделяются размытые портреты с зазубренными краями, снятые художницей Дани Лесснау (Dani Lessnau), использующей свое влагалище в качестве затвора фотокамеры. «Я пыталась сфотографировать нормальные отношения, которые у меня были, и они казались мне плоскими, – говорит Лесснау. – Это не похоже на мою точку зрения. Я столкнулась с работой Энн Гамильтон (Ann Hamilton) – она засунула в рот камеры-обскуры. Меня осенило: если она сможет засунуть их себе в рот, то что будет, если засунуть их в… ».

Как и в случае с сексом, процесс был беспорядочным: Лесснау превратила восемь пластиковых контейнеров с пленкой в камеры-обскуры, прикрыв каждую презервативом перед использованием. Однократная экспозиция заняла до 90 секунд: долгое время, когда вы пытаетесь оставаться неподвижным, расставив ноги. «Иногда съемки были сексуальными, а иногда – нет, – говорит она. – Но всегда было много желания. Все мужчины, участвующие в фотосессии, отреагировали по-разному – некоторые сочли это развлечением. Однако всегда имели место интересные обсуждения».

Друзья и бывшие любовники сначала чувствовали себя неловко из-за того, что им приходилось пристально смотреть на влагалище Лесснау в течение длительного периода. Но, по ее словам, «к восьмому выстрелу люди уже разоружены». После столетий наблюдения за женскими телами художников-мужчин произошла безупречная перемена: сегодня картина CourbetsL’Origine du Monde отстреливается в ответ.

«Право женщины на удовольствие» опубликовано в Black Book. Подкаст уже доступен.

Инсталляция Энн Гамильтон

А ЧТО ЖЕ МЫ УСЛЫШИМ В ПОДКАСТЕ?

Мы подсуетились, и решили выяснить, о чем говорят в подкасте, который наверняка имеет целевую аудиторию.

«Если бы мы могли действительно изобразить женское желание, мы могли бы понять, как оно тайно правит миром», – пишет автор Эрика Джонг в своем предисловии к книге «Право женщины на удовольствие». И с этим нельзя не согласиться.

На протяжении большей части истории женский опыт представлялся и исследовался через голоса, взгляды и законы мужчин. Будь то Джон Клеланд или Альфред Кинси, писавший об этом, Гюстав Курбе или политики, принимающие закон об этом, женское тело часто диктовалось, контролировалось и подвергалось цензуре всеми, кроме женщин. Сегодня всё это в прошлом.

Говоря о праве женщин на удовольствие, порнограф и писательница Stoya вводит эти нарративы в рамки своей работы.

Среди гостей – уже знакомая нам художница Мэрилин Минтер и Лиз Голвин, режиссер, ставшая сексологом, активистка Pussy Riot Надя Толоконникова, легенда панка Элис Бэг и многие другие.

Подкаст представляет собой непримиримый взгляд на то, что значит быть женщиной: репрезентация, образование, история, искусство, панк, равенство, расширение прав и возможностей и, конечно же, удовольствие. «Это наш радикальный акт сопротивления истории, которая слишком долго подавляла нас, – заявила Толоконникова. – Пришло время рассказать об этом миру».

Надежда Толоконникова

«Право женщины на удовольствие» представляет Black Book в партнерстве с LELO, ведущим в мире дизайнером товаров для интимного образа жизни.

LELO Soraya 2G-spot

+2
123
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Копирование материалов разрешается только при указании работающей ссылки на данную статью или сайт пай.укр - Уважайте чужой труд и авторство!