Пай.УКР - Информационный портал Пай.УКР - Информационный портал

Взлетит ли когда-нибудь Virgin Galactic?

Взлетит ли когда-нибудь Virgin Galactic?

Главное фото: Человек-ракета: предприятие оказалось намного сложнее, чем ожидал Брэнсон. Фотография: Брайан Смит.

На это ушло 17 лет, много неудач и несколько смертей, а космический полет Ричарда Брэнсона все еще не состоялся.

Ричард Брэнсон опоздал почти на 15 лет. Но когда мы ехали в пустыню Мохаве утром 12 декабря 2018 года, он чувствовал себя оптимистично и не беспокоился о прошлом. На нем были джинсы, кожаная куртка и легкая улыбка человека, привыкшего отставать от графика, – пишет журналист Николас Шмидл в большой статье «Will Virgin Galactic ever lift off?», опубликованной 2 мая в британском издании The Guardian. – Последние 15 лет Брэнсон точно не растрачивал себя впустую. Он стал дедушкой, переехал на частный остров в Карибском море и расширил бизнес-империю Virgin за счет банков, отелей, тренажерных залов, свадебных платьев и многого другого. Но он сделал ставку на Virgin Galactic, компанию космического туризма, которую основал в 2004 году. Идея заключалась в том, чтобы построить ракетный корабль с местами для восьми человек – двух пилотов и шести пассажиров, – который будет подниматься на базовом корабле высотой около 45 000 футов (13, 7 км) в воздухе, а затем приблизится к нижней границе пространства, поплывет несколько минут, прежде чем вернуться на Землю. Он решил брать 200 000 долларов за место.

Николас Шмидл

Поначалу это не казалось такой безумной идеей. В том же году авиастроительная компания в Мохаве, штат Калифорния, в двух часах езды к северу от Лос-Анджелеса, построила прототип корабля-носителя и ракетного корабля, на которых двое летчиков-испытателей трижды вылетели в космос, сделав его первым космическим кораблем частной постройки. Брэнсон нанял фирму, чтобы она спроектировала, построила и испытала ему более крупную версию корабля.

Но предприятие оказалось намного сложнее, чем ожидал Брэнсон. В результате случайного взрыва в 2007 году погибли три инженера. В результате авиакатастрофы в 2014 году корабль был разрушен, а летчик-испытатель погиб, что вынудило Virgin Galactic начать все сначала.

Высокие амбиции: Ричард Брэнсон держит в руке модель Launcher One в 2012 году на авиасалоне в Фарнборо. Фотография: Ричард Бейкер / Getty Images

Я обратился в компанию вскоре после аварии, чтобы спросить, могу ли я присоединиться к ним и написать рассказ об их космической программе для жителя Нью-Йорка. Я работал над рассказом четыре года. После его выхода в августе 2018 года я еще два года писал книгу о летчиках-испытателях, управляющих космическим кораблем Брэнсона.

Фото книги автора

Несмотря на трагедии и неудачи, Брэнсон с оптимизмом смотрел на перспективы неминуемого успеха. В 2004 году: «Предполагается, что Virgin Galactic откроется для бизнеса к началу 2005 года и, при условии получения необходимых разрешений в отношении безопасности и регулирующих органов, начнет выполнять полеты с 2007 года». Затем, в 2009 году: «Я уверен, что мы сможем встретить 2011 год». Позже, в 2017 году: «Мы надеемся, что примерно за три месяца до того, как мы выйдем в космос, может, за шесть месяцев до того, как я выйду в космос».

Тем временем другие частные космические компании, такие как SpaceX Илона Маска и Blue Origin Джеффа Безоса, добивались успехов. Брэнсон признался, что если бы он знал в 2004 году то, что ему известно сейчас, то не стал бы заниматься этим проектом. «Мы просто не могли себе этого позволить», – говорил он.

Репутация в выполнении обещаний сделала его фигурой поляризации. Брэнсон фигурировал в списках как торговцев, так и героев. Один опрос общественного мнения поставил его на второе место среди людей, которым должны подражать британские дети; Иисус Христос занял третье место. Биограф Брэнсона описывает его как «карточного игрока со слабой рукой, который играет на пользу», но также как «самоуничижительного человека, чья яркость привлекает к нему честолюбивых магнатов, разгадывающих секреты охоты за удачей».

Но все это было в прошлом; суматоха и трудности, мы надеемся, сделают триумф еще более сладким. Поскольку он и я знали, когда мы направлялись в пустыню, что завтра, наконец, может быть день, когда Virgin Galactic отправится в космос.

Базовый корабль Virgin's White Knight Two летит над Нью-Мексико, октябрь 2010 г. Фотография: Getty Images

Брэнсон светился от счастья, когда мы прибыли к месту назначения к северу от аэропорта в Мохаве, обширном предприятии, где другая космическая компания Брэнсона, Virgin Orbit, испытывает ракеты и где Брэнсону предстояла особая экскурсия. Он слушал дежурные доклады инженеров, но не спрашивал о криогенике, скорости потока или других технических деталях.

Это был не его дар. Его дар – знать, что должно нравиться людям. Брэнсон – законодатель вкусов и гений маркетинга. Он обновляет самолеты, поезда, отели и спортивные залы, переименовывает их в свои собственные – и идет дальше. Он знает, когда входить и выходить: по сообщениям, он заработал 200 миллионов фунтов стерлингов, например, продав свою долю в Virgin Media, и еще 230 миллионов фунтов стерлингов, продав свою долю в Virgin Active. Обычно он ничего не делает, кроме того, что занимался созданием космических кораблей.

Это вызвало особые проблемы. Во-первых, закон США запрещает гражданам делиться техническими данными с иностранцами, даже если эти иностранцы владеют компанией. Когда Брэнсон задал вопрос о ракете, инженер ответил молчанием. «Это потому, что я британец, не так ли?» – спросил Брэнсон с намеком на разочарование.

Звонок в поддержку: Ричард Брэнсон звонит в церемониальный колокол на Нью-Йоркской фондовой бирже, чтобы отпраздновать первый день торгов акциями Virgin Galactic Holdings, 28 октября 2019 года. Фотография: Джастин Лейн / EPA

Позже в ходе экскурсии мы посетили испытательную площадку, где инженеры склонились над замысловатыми обернутыми фольгой трубками, шлангами и трубопроводами, готовясь к проведению наземных испытаний. Брэнсон спросил, сколько еще наземных испытаний они намерены провести и когда они могут начать воздушные испытания. Каждый день, когда они тестировали, означал, что еще один день они не будут зарабатывать деньги.

«По крайней мере, пару дней», – сказал один из инженеров.

«Прекратите тестирование!» – полушутя сказал Брэнсон. – Вы снова можете найти, что где-то что-то не так!»

***

Для Брэнсона всё началось с Sex Pistols. В декабре 1976 года панк-группа устроила ток-шоу в прайм-тайм, где гитарист назвал ведущего «грязным ублюдком» в прямом эфире, чем резко оборвал этот сегмент. Организаторы отменили предстоящие концерты группы. Их звукозаписывающий лейбл отказался от них.

Брэнсон был 26-летним музыкальным продюсером. Он увидел перспективы и подписал с группой свой лейбл. Пять месяцев спустя, когда Sex Pistols выпустили God Save the Queen, издевательство над королевским Серебряным юбилеем, BBC отказалась ставить сингл. В ответ Брэнсон зафрахтовал яхту и устроил сцену на палубе. Они плыли по Темзе перед зданием парламента, пока оркестр играл God Save the Queen. Полиция забралась на яхту и прекратила концерт.

God Save the Queen поднялся на 2-е место в чартах. Но этот трюк был не менее важен для Брэнсона; он создал ему репутацию бунтаря, которой он с тех пор поддерживал: «Я не позволю глупым правилам остановить меня». Он перешел в другие сектора. Вскоре у Virgin появилась собственная линия безалкогольных напитков, поездов, свадебных платьев, лимузинов, вин, авиакомпаний, казино и даже презервативов.

Формула Virgin – бренд Брэнсона, создающий приключения. Он рекламировал газировку с бака на Таймс-сквер и болтался голым на подъемном кране, прикрывая мужское достоинство мобильным телефоном, давая всем понять, что Virgin Mobile «нечего скрывать» на своих счетах. Он летал над океанами на воздушных шарах и устанавливал рекорды на скоростных катерах. По пути он пережил несколько неудач – например, когда его лодка перевернулась во время сильного шторма или когда он пытался пересечь Атлантику, через Бермудский треугольник, грот порвался и вынудил его повернуть назад. (Тогда он пообещал: «Мы построим еще одну лодку и попробуем еще раз!»)

Он привык с улыбкой справляться с неудачами. Это оказалось особенно полезным в Virgin Galactic, где компания не обеспечила того, что обещала, но каким-то образом продолжает выполнять обещания.

Во время презентации Space Ship Two в Мохаве в феврале 2016 года репортер спросил Брэнсона о долгосрочных амбициях Virgin Galactic. Брэнсон сказал, что полеты людей в космос – это «довольно круто», но: «Вы лишь отправляете людей в космос, но почему бы нам не иметь возможность путешествовать из точки в точку на огромных скоростях? И почему бы нам не продолжить создание орбитального транспортного средства? Мы начнем это делать. У меня только что была встреча с сенатором, мы говорили об астероидах. Меня спросили: «Может ли Virgin Galactic предложить идеи, чтобы попытаться удалить гигантские астероиды, приближающиеся к Земле?». Мы подумаем над этим. И: «Может ли Virgin Galactic помочь разобраться с космическим мусором?». Это мы тоже рассмотрим. И как только все это будет улажено, мы хотели бы присоединиться к гонке за освоение дальнего космоса».

Президент Virgin Galactic Майк Мозес сидел рядом и, выступая после Брэнсона, подчеркнул, что программа экспериментальных ракет требует «эволюционных шагов», которые должны быть постепенными, осознанными и реалистичными.

Звездный час: Брэнсон с пилотами Риком Стуркоу и Марком Стаки после того, как туристический космический корабль Virgin Galactic поднялся на высоту более 50 миль над пустыней Мохаве в Калифорнии 13 декабря 2018 года. Фотография: Джон Антчак / AP

«Одна из вещей, которые я ненавижу, – это то, что мир судит о нас на основании того, что говорит наш маркетинг с точки зрения нашей готовности к полету и глубины наших знаний», – сказал мне однажды Мозес.

Брэнсон знает, что люди над ним посмеиваются. «Было бы неловко, если бы кто-нибудь вернулся на 13 лет назад и записал все мои цитаты о том, когда я думал, что мы будем в космосе» – сказал он мне. Но ему совершенно чуждо чувство смущения. Он заикается, когда говорит без записей. Он делится нелестными подробностями своей сексуальной жизни, такими как «странная сексуальная аллергия» на первую жену. «Всякий раз, когда мы занимались любовью, на мне появлялась какая-то болезненная сыпь, на избавление от которой уходило около трех недель, – написал он однажды. – Мы обратились к нескольким врачам, но так и не решили проблему. Мне даже сделали обрезание, чтобы остановить реакцию».

Каким-то образом это добавляло ему очарования. Пару лет назад я связался с ним и спросил, могу ли я посетить его на Британских Виргинских островах, чтобы обсудить программу. Он направил личное приглашение. Я заказал билеты на самолет, а его помощница организовал трансфер на катере и спросила, есть ли у меня какие-либо диетические ограничения. «Так что я могу заранее сообщить об этом нашим поварам», – сказала она. Но накануне моей поездки советники Брэнсона узнали об этом и отозвали приглашение. Брэнсон, очевидно, строил планы, не посоветовавшись со своим директором по коммуникациям.

В то время я видел в этом доказательство безумной беззаботности Брэнсона: он мог жить этой личностью и позволять другим защищать себя от него самого. Возможно, мне следовало воспринимать это как еще одно пустое обещание.

На следующий день после того, как мы въехали в пустыню, Брэнсон вышел на сцену рядом с взлетно-посадочной полосой. Позади него базовый корабль Virgin Galactic с прикрепленным к его брюху Space Ship Two готовился к взлету. Брэнсон приветствовал избранную публику. «Мне нельзя это говорить, но, надеюсь, мы собираемся сегодня в космос! – произнес он. – Надеюсь, в ближайшие пару часов у нас будет немного волшебства». Час спустя Брэнсон, щурясь от солнца, отслеживал инверсионные следы Space Ship Two в голубом утреннем небе.

Космические путешествия были его давней навязчивой идеей. Однажды он снял документальный фильм, посвященный высадке на Луну, в котором представлены звуковые ландшафты, психоделический монтаж изображений с телескопа и отрывки из речи Джона Ф. Кеннеди «Лунный выстрел». Позже, когда Брэнсон появился в программе BBC «Going Live!», к нему позвонил зритель и спросил, не задумывается ли он о каких-либо внеземных приключениях. «Я бы с удовольствием полетел в космос, – сказал Брэнсон. – Если вы построите космический корабль, я бы с удовольствием полетел с вами».

Рассказы космонавтов еще больше подогрели интерес Брэнсона. Невесомость казалась ему положительно банальной – необходимость все пристегивать липучками, чтобы оно не уплыло; возможность бросить булочку своему соседу по столу, не беспокоясь, что она упадет на грязный пол.

Но больше всего Брэнсона тронуло то, как астронавты описывали преобразующую силу всего увиденного. «Побывав в космосе, люди возвращаются с новым энтузиазмом, чтобы попытаться разобраться в том, что происходит на нашей планете», – сказал он мне. Он рассматривал космические путешествия как гуманистическое, а не эскапистское предприятие. И теперь, внезапно, казалось возможным, что он может предложить этот опыт широким массам.

Он наблюдал за полетом с подножия сцены, в то время как инженер стоял у микрофона, передавая новости из центра управления полетами. Им нужно было подняться выше 264 000 футов, или 50 миль, которые правительство США определяет как границу космоса.

Корабль набирал высоту.

«Двести тысяч», – сказал инженер.

«Двести двадцать тысяч футов».

«Двести сорок тысяч футов».

Брэнсон поднял глаза, на которые навернулись слезы.

«Двести пятьдесят тысяч футов».

«Двести шестьдесят».

«Двести…» – инженер сделал паузу, ожидая подтверждения. Он получил его:

«Двести шестьдесят четыре тысячи. Футов».

В кабине летчик Марк Стаки сказал: «Отличная работа двигателя, всё! Мы летим в космос, Ричард!»

Толпа закричала и зааплодировала.

Брэнсон закрыл лицо обеими руками, поддавшись эмоциям. Его сын Сэм встал рядом с ним и положил руку на спину отца. «Это было определение картины, говорящей тысячу слов, тысячу бессонных ночей», – сказал мне Сэм. Позже Брэнсон провел импровизированную пресс-конференцию. Он слегка подгорел на солнце, поэтому нашел полоску тени за трейлером, и репортеры столпились там.

Майк Мозес держался чуть позади, но в пределах слышимости. Брэнсон заявил, что программа летных испытаний Space Ship Two может быть завершена всего за три месяца.

Пока они только один раз слетали в космос и все еще продолжают испытания. Что это? Временная заминка? Или расходы на эту затею наконец-то догнали Брэнсона?

Я больше не связан с компанией, но продолжаю поддерживать связи с ее сотрудниками. Я знаю, что два года назад вице-президент по безопасности подал в отставку из-за проблем с безопасностью, и что полет в декабре 2020 года был прерван в воздухе.

В своем заявлении представитель Virgin Galactic сказал тогда: «Мы уверены в наших космических операциях, которые регулируются Управлением коммерческих космических полетов FAA. Программа летных испытаний – это повторяющийся процесс, в котором безопасность является главным приоритетом, и всем хорошо известно, что мы преодолели множество технических проблем за последние 15 лет. Наша культура безопасности построена на принципе, что каждый в компании имеет возможность привлечь внимание к той или иной проблеме. Поскольку мы всё еще находимся на этапе летных испытаний программы, мы продолжаем анализировать, проверять и модифицировать аппараты по мере необходимости, и мы находимся на пути к осуществлению следующего космического полета в мае».

Из общедоступной информации я также знаю, что, хотя космическая программа Virgin Galactic, возможно, испытывает трудности, ее итоговая строка выглядит сильной. В конце 2019 года Virgin Galactic стала публично торгуемой компанией: в какой-то момент акции торговались почти в пять раз дороже первоначальной цены размещения. Однако в последние недели, по мере роста конкурентов Virgin Galactic, акции начали падать.

В прошлом году Брэнсон продал акций на 500 миллионов долларов. В прошлом месяце он продал акции еще на 150 миллионов долларов.

Похоже, он всегда знал, когда надо входить, а когда выходить. 

+2
72
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Копирование материалов разрешается только при указании работающей ссылки на данную статью или сайт пай.укр - Уважайте чужой труд и авторство!