Пай.УКР - Информационный портал Пай.УКР - Информационный портал

Добыча полезных ископаемых в Тихоокеанском регионе: благословение и проклятие

Добыча полезных ископаемых в Тихоокеанском регионе: благословение и проклятие

Жителям сел Кременчугского района Полтавщины, истребленных горнодобывающей компанией Ferrexpo AG Switzerland, посвящается.

Сказ о том, как крошечное тихоокеанское сообщество отбивается от гигантских горнодобывающих компаний.

Главное фото: Добыча полезных ископаемых представляет собой дилемму для Папуа-Новой Гвинеи: уравновешивание экономической выгоды с благосостоянием сообществ и деградацией окружающей среды. Иллюстрация: Бен Сандерс / The Guardian

«Миллионы тонн топлива, нефти и полезных ископаемых добываются в этом регионе, но некоторым общинам нечем похвастаться, кроме разорения», – пишут Лянне Тогиба (Lyanne Togiba) из Порт-Морсби и Бен Доэрти (Ben Doherty) в статье «Майнинг в Тихом океане: благословение и проклятье», опубликованной 7 июня в издании The Guardian при поддержке Института Джудит Нильсон.

***

Горнодобывающая промышленность – это большой бизнес в Тихоокеанском регионе, известном украинским первоклассникам как Океания.

Анализ торговых данных Guardian показывает, что ежегодно в регионе добывается около 11 миллионов тонн топлива и нефти (эквивалент 1100 Эйфелевых башен), 2 миллиона тонн меди, никеля, марганца и алюминия, а также золота на сумму 2,6 миллиарда долларов США.

Но, несмотря на полезные ископаемые и прочие богатства, добываемые в горах, долинах, океанах и реках Тихоокеанского региона, местным общинам зачастую нечего показать.

На Соломоновых островах бокситовый рудник на острове Реннелл нанес ущерб некогда первозданному ландшафту и стал причиной экологических катастроф – разливов нефти и бокситов в рыболовных угодьях острова – при этом правительству не было выплачено никаких лицензионных отчислений.

Когда-то Республика Науру имела один из самых высоких доходов на душу населения в мире, благодаря бурному росту промышленности по добыче фосфатов в 1970-х и 80-х годах. Но нерациональное использование сотен миллионов долларов роялти привело к краху экономики страны и спровоцировало серию финансовых кризисов. Почти 80% небольшой территории острова непригодны для жизни, так как были выработаны иностранными транснациональными корпорациями.

На острове Банаба в Кирибати добыча полезных ископаемых привела к тому, что атолл лишился надежного снабжения питьевой водой. А в Новой Каледонии недовольство населения по поводу добычи никеля подорвало политическую стабильность.

Но нигде влияние горнодобывающей промышленности – ее подъемы и спады, возможности и подводные камни – не ощущается более остро, чем на обширном архипелаге Папуа-Новая Гвинея.

ЗЛАЯ ДИЛЕММА

На острове Бугенвиль, который на данный момент остается частью Папуа-Новой Гвинеи, но в 2019 году подавляющим большинством голосов населения проголосовал за независимость, находится Пангуна (Panguna) – медно-золотой рудник, который когда-то приносил миллиарды своим иностранным владельцам.

Гигантская громада рудника Пангуна, безмолвствующего вот уже 32 года, представляет собой порочную дилемму, с которой сталкивается Папуа-Новая Гвинея в ее отношениях с добычей полезных ископаемых: ее ресурсы – это одновременно и благословение, и проклятие.

Рудник Пангуна. Гнев населения по поводу ущерба, нанесенного рудником окружающей среде, и непропорционального распределения прибыли среди оффшорных компаний привел к вооруженному восстанию потомков гордых людоедов против рудника, что вынудило закрыть его в 1989 году и вызвало десятилетнюю гражданскую войну, в которой погибло около 15 000 человек. Фотография: Юридический центр по правам человека

С одной стороны, добыча ресурсов вливала миллионы в государственную казну, финансировала развитие и государственные услуги, а также позволила вырасти хрупкой экономике после обретения независимости. Рудник Пангуна финансировал Папуа-Новую Гвинею в первые годы после обретения независимости. За 17 лет компания принесла более 2 миллиардов долларов США бывшему владельцу и оператору рудника, компании Rio Tinto, которая только за последний год добыла здесь 550 000 тонн медного концентрата и 450 000 унций золота. В какой-то момент на Пангуну приходилось 45% всего экспорта Папуа-Новой Гвинеи и 12% ВВП.

По весу нефть, металлы и минералы составляют 61% от общего экспорта страны. Но большая часть богатства, создаваемого огромными природными ресурсами, не поступает к населению страны, а уходит в оффшоры.

В денежном выражении на нефть и горнодобывающую промышленность в 2018 году приходилось примерно 90% экспорта Папуа-Новой Гвинеи, но лишь 10% государственных доходов. Вдобавок ко всему, многие шахты и рудники, к примеру, золотой рудник Лихир, использующие налоговые льготы и методы бухгалтерского учета, такие как ускоренная амортизация, с 2013 года платят почти нулевой корпоративный налог.

В случае с Пангуной рудник принес лишь малую толику богатства и развития, которые были обещаны тем, на чьей земле он находился, – менее 1% прибыли. Зато он оставил после себя наследие раскола, насилия и деградации окружающей среды.

Компания Rio Tinto покинула Пангуну в 1989 году. Она так и не вернулась, заявив, что это небезопасно для ее персонала, несмотря на призывы землевладельцев устранить огромный и продолжающийся экологический ущерб.

Бойцы Бугенвильской революционной армии охраняют захваченный рудник Пангуна в 1994 году. Фотография: Бен Бохан / The Guardian

Директор Института национальных дел Папуа-Новой Гвинеи Пол Баркер говорит, что перед богатыми ресурсами развивающимися странами постоянно стоит задача найти баланс между экономической выгодой от добычи и благосостоянием своих народов.

«Мы все используем продукцию добывающих отраслей, но ответственность общества, включая правительство и горнодобывающую промышленность, – управлять этим процессом, чтобы минимизировать негативное воздействие, устанавливать и применять минимальные стандарты и обозначать некоторые места как запретные для добывающих отраслей», – говорит он.

Баркер говорит, что Папуа-Новая Гвинея «сделала много ошибок на своем пути», не удерживая прибыль и выгоды от добычи полезных ископаемых внутри страны, чтобы использовать их на благо папуасов, и позволяя слишком большой части богатства, генерируемого ее природными ресурсами, уходить в оффшор.

«Она извлекла много уроков из ошибок, таких как необходимость эффективных консультаций с землевладельцами, но затем в некоторых случаях позабыла об этих уроках и продвигала некоторые проекты с помощью механизмов, которым не хватало прозрачности, создавая возможности для будущего недовольства».

«У НАС НЕТ ДОСТУПА К ЧИСТОЙ ПИТЬЕВОЙ ВОДЕ»

На другом конце Папуа-Новой Гвинеи история до боли знакома. Загрязняющий рудник Ок-Теди в Западной провинции остается открытым в течение уже двух десятилетий после истечения своего первоначального срока эксплуатации, даже после того, как компания Ok Tedi Mining Limited ушла с участка, оставив его в руках правительства Папуа-Новой Гвинеи.

Ежегодно рудник сбрасывает миллионы тонн ядовитых отходов вниз по реке Флай, убивая рыбу и деревья, отравляя пахотные земли и питьевую воду. (Река Флай, длина которой составляет 1120 км, является второй по длине и полноводности рекой острова после реки Сепик, хотя уступает ей по длине всего лишь на 6 км – авт.).

Мутная река Ок-Теди превратилась в сток хвостохранилища. Она уносит грязные хвосты к реке Флай, где они оказывают влияние на водную жизнь и людей, живущих на ее берегах. Фотография: Auscape / Universal Images Group / Getty Images

Майкл Эно, член совета местного самоуправления муниципального района Киваи, расположенного в устье реки Флай, ниже по течению от Ок-Теди, говорит Guardian, что «ущерб, нанесенный окружающей среде и средствам к существованию людей, продолжается и сегодня. Со временем отходы рудника, сбрасываемые в реку, образовали накопление отложений, что привело к чрезмерному наводнению, в результате чего деревни были полностью затоплены, – говорит он. – Наши колодцы также пострадали, и теперь мы не можем получить доступ к чистой питьевой воде».

Пострадавшие общины вдоль реки получают выплаты в размере 100 кун (27,70 долларов США) на человека в год в рамках соглашения о продолжении добычи полезных ископаемых при посредничестве государства. Эно утверждает, что эта сумма бледнеет по сравнению с ущербом, нанесенным жизни людей и их средствам к существованию.

Компания Ok Tedi Mining Limited утверждает, что с момента открытия рудника в 1984 году она внесла более 10 миллиардов кун (2,8 миллиарда долларов США) на «содействие развитию экономически устойчивых местных и региональных сообществ в провинции посредством занятости, налогов и роялти, а также наращивания потенциала и программ экономического и социального развития». Из прибыли от добычи полезных ископаемых якобы финансируются дороги, школы и больницы.

Также компания утверждает, что потратила более 1,9 миллиарда долларов «на снижение долгосрочного воздействия горных работ на речную систему».

«За последние шесть лет общины CMCA получили от Ok Tedi Mining Ltd более 340 миллионов кун в виде денежной компенсации, и еще 50 миллионов будут выплачены общинам в этом году».

Наша справка:  CMCA – Community Mobilization for Alcohol Change – Мобилизация сообществ для изменений в отношении алкоголя – это многоэтапный процесс организации сообщества, разработанный членами сообщества (включая молодежь) и возглавляемый организатором сообщества, работающим неполный рабочий день, который объединяет стратегии политики и коммуникации для предотвращения употребления алкоголя несовершеннолетними.

Другие рудники и шахты столкнулись с аналогичными проблемами, балансируя между внешними и внутренними экономическими интересами, а также правами тех, кто жил на земле на протяжении многих поколений.

Гигантский карьерный самосвал, работающий на руднике Ок-Теди в 2006 году. Фотография: Ллойд Джонс / AAP

В 2020 году правительство Папуа-Новой Гвинеи аннулировало договор аренды золотого рудника Поргера, частично принадлежащего Китаю, в провинции Энге, заявив, что страна не получает справедливую долю прибыли.

Но в городе Лаэ предлагается построить первые в Папуа-Новой Гвинеи угольную шахту и угольную электростанцию, а в провинции Сепик, в верховьях рек Сепик и Фрида, продвигаются планы строительства крупнейшего в стране медно-золотого рудника, несмотря на громкие протесты сельских советов и озабоченность специального докладчика ООН, который говорит, что подобные объекты несут риск катастрофического разрушения окружающей среды и игнорируют права тех людей, которых они затрагивают.

+1
52
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Копирование материалов разрешается только при указании работающей ссылки на данную статью или сайт пай.укр - Уважайте чужой труд и авторство!