Пай.УКР - Информационный портал Пай.УКР - Информационный портал

Между первой и второй: чем грозит неоконченная вакцинация на фоне «Дельта-штамма»

Между первой и второй: чем грозит неоконченная вакцинация на фоне «Дельта-штамма»

Между первой и второй промежуток небольшой – новое видение проверенного временем постулата

«Можно ли заболеть после прививки от короновируса?» – спрашивают нас читатели, которые хотят дожить до новых веников. Кстати, далеко не все (и мы не являемся исключением) осознали жизненную необходимость вакцинации от COVID-19.

По мнению доктора биологических наук, профессора кафедры вирусологии биологического факультета МГУ Алексея Аграновского, есть много хитрецов, которые делают прививку «для галочки».

Профессор уверен, что люди, которые получают первую дозу препарата, а на вторую стадию вакцинации не являются, очень рискуют.

«Некоторые люди делают только один укол, чтобы от них отвязались, – заявил Аграновский в интервью радио Sputnik во вторник, 20 июля. – Даже если иммунный ответ у них не сформируется как следует и антител мало будет, то человек все равно не пойдет делать второй компонент.

Такие люди не верят в вакцинацию и приводят весь спектр аргументов „COVID-диссидентов“. Это неправильно с точки зрения эпидемиологии. Прививка одним компонентом дает более слабый иммунитет».

По словам специалиста, люди с не полностью сформированным защитным слоем антител остаются уязвимы для коронавируса, особенно для его новых штаммов, включая штамм «дельта».

«Почему надо делать две прививки? Дело в том, что штамм „дельта“ в высокой степени, но не полностью нейтрализуется антителами вакцины, которая делалась на „нулевой“ штамм, то есть уханьский.

Вакцина была заточена под „нулевой“ вариант, и вот пришел „дельта“. Вакцина „Спутник V“ била „нулевой“ штамм на 90 и более процентов, а „дельту“ уже на 80%. Это все равно много, но уже не 95%. Чтобы все сработало, надо вакцинироваться по схеме и не импровизировать», – посоветовал вирусолог.

ГЛАВНОЕ ФОТО: Робот с дистанционным управлением берет мазок из горла пациента в больнице в Танта, Египет, 20 марта. Прототип робота является частью проекта по оказанию помощи врачам в тестировании пациентов на Covid-19. Халед Десуки / AFP / Getty Images

Днем ранее, 19 июля, в «Известиях» было опубликовано интервью с вирусологом Сергеем Нетесовым, в котором он рассказал об эффективности вакцин от варианта «Дельта», шансах умереть от COVID и о том, почему надо привить больше 80% населения.

Спешим проинформировать об этом знаковом событии наших читателей.

«ПО СМЕРТОНОСНОСТИ НЫНЕШНИЙ КОРОНАВИРУС МОЖНО СРАВНИТЬ С ДИФТЕРИЕЙ»

Автор: Валерия Нодельман

Главные вопросы о «Дельта»-штамме: какова смертность и почему аносмия не главный симптом

Вирусолог, член-корреспондент РАН, заведующий лабораторией бионанотехнологии, микробиологии и вирусологии НГУ Сергей Нетесов считает, что из-за распространения варианта «Дельта» для достижения популяционного иммунитета надо привить больше 80% населения и сделать это следует как можно быстрее, иначе вирус в своей эволюции обгонит вакцину.

Для ускорения кампании вирусолог предлагает ввести массовое тестирование на антитела, запретить непривитым летать за границу и объяснить людям, что без прививки своей жизнью рискует каждый двадцатый человек без хронических заболеваний и каждый десятый с «хроникой».

НОВЫЕ СИМПТОМЫ

– Россия ежедневно бьет рекорды по смертности от коронавируса. Что происходит?

– Мне трудно понять, поскольку я не врач и не работаю в больнице. Возможно, причина в нехватке палат для интенсивной терапии или в жаркой погоде, а во многих больницах кондиционеров нет.

Но, может быть, и потому, что пришел коронавирусный вариант «Дельта» – индийский. Он более патогенный из-за того, что в организме инфицированного человека образуется гораздо большее число вирусных частиц, по некоторым оценкам, в 20–100 раз, чем при уханьском варианте. Соответственно, растет и инфицирующая доза, которой этот человек заражает других людей.

И из-за такого более мощного размножения вирусы варианта «Дельта» поражают больше клеток, организму труднее с ним бороться. Но это предварительные данные – из препринтов статей, которые еще не прошли экспертизу в журналах.

В 90% случаев от ковида умирают всё-таки возрастные люди – старше 60 лет.

Я думаю, что здесь еще роль сыграло то, что в отличие, например, от мая, июня и июля прошлого года люди намного реже носят маски – в результате заражающая доза выше и из-за этого исходная степень поражения организма больше.

Измученные могильщики отдыхают между похоронами на кладбище, предназначенном для жертв Covid-19 в Бандунге, Индонезия, во вторник, 15 июня 2021 года. Тимур Матахари / AFP / Getty Images

В Великобритании, в которой процент вакцинированных людей уже больше 60%, тоже поползли вверх показатели смертности и заболеваемости. Возможная причина в том, что там в части графств отменили масочный режим. И сейчас ясно, что это было сделано преждевременно – люди, у которых после вакцинации не успел сформироваться иммунитет, оказались в зоне риска.

Это всё пока мои предположения. Доказанным фактом является только, что вариант «Дельта» действительно в больших количествах и быстрее размножается в организме заразившихся. Это известно по данным не одной страны, поэтому заболеваемость растет даже в государствах с высоким уровнем вакцинации.

– Добавились ли новые симптомы заболевания к уже привычной картине?

– Скорее произошло повышение доли одних симптомов и снижение других. Отмечают меньшее число людей, у которых нарушаются обоняние и вкус, чаще встречаются желудочно-кишечные симптомы.

– Почему это произошло?

– У вируса немного изменилось строение рецептор-связывающего домена S-белка, а с ним и специфичность по отношению к клеткам, с которыми он взаимодействует. Судя по всему, он стал лучше с ними связываться. Такие клетки есть и в легких, и на стенках сосудов, и в кишечнике. Весьма вероятно, что как раз из-за этого получилось смещение симптомов.

– Это предсказуемый сценарий развития вируса? Другие проходили такие этапы?

– Мы пока еще не очень много знаем про эволюцию вирусов. Больше всего она изучена у вирусов гриппа, но там довольно часто меняется субтип, да и внутри субтипа изменений больше, чем у коронавирусов. Поэтому сравнивать грипп с коронавирусом нельзя. Что касается других респираторных вирусов, степень их изученности очень небольшая. SARS-CoV-2 впервые начали изучать интенсивно – так, как и надо исследовать вирусные инфекции, поэтому при таком изучении выявляется много интересного.

Теперь мы знаем, что вакцинированные люди тоже заражаются вирусом, но у них срабатывает защита на ранней стадии. Поэтому они по большей части либо вообще не болеют, либо болеют легко.

Бессимптомные заражения с распространением вируса бывают и в случае гриппа, но в ситуации с коронавирусом они уже хорошо изучены: мы знаем, что 70–80% людей эту инфекцию переносят незаметно или с очень слабыми симптомами и не ходят к врачу.

Как определяют долю бессимптомников?

– У значительной группы людей проверяют наличие и уровень антител к вирусу двумя независимыми тест-системами, выявляющими антитела к разным белкам вируса. Именно так выполняется исследование в Санкт-Петербурге хорошо подготовленной командой ученых, включающей специалистов из Европейского университета в Санкт-Петербурге, ИТМО, Университета Тампере (Финляндия), Института стволовых клеток человека в Москве, НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова и ряда других организаций.

Исследование, начатое весной 2020 года и продолжающееся до сих пор, показало, что антитела на март 2021 года есть минимум у 34% людей из отобранной группы добровольцев, но болели в Санкт-Петербурге на то же время всего около 5% людей.

Мы с коллегами-вирусологами весной 2020 года предлагали организовать массовое тестирование на антитела в ряде крупных городов России перед началом вакцинации. Но перед этим надо обязательно выбрать, какими тест-системами это делать, потому что сейчас Росздравнадзором зарегистрировано больше 100 различных тест-систем на антитела к белкам нынешнего коронавируса, и они неравноценны по чувствительности, специфичности и качеству в целом.

Сейчас тем более стоило бы внедрить тестирование: мы могли бы в первую очередь вакцинировать тех, у кого вообще нет антител к вирусу.

И защитить таким образом гораздо большее число людей, а не вакцинировать тех, кто уже имеет антитела. Таким способом можно было бы ускорить процесс создания коллективного иммунитета и сэкономить вакцины. В частности, можно было бы кому-то предложить «Спутник Лайт» вместо двухкомпонентной вакцины.

Демонстрант держит табличку с надписью «Болсонару вон» во время акции протеста против администрации президента Бразилии Жаира Болсонару 19 июня 2021 года в Рио-де-Жанейро. Многие недовольны тем, как он вел себя во время кризиса Covid-19, поскольку в стране отмечается 500 000 смертей от вируса.

КУРС НА ВАКЦИНАЦИЮ

– Считаете ли вы, что с помощью вакцинации мы сможем наконец стабилизировать эпидемиологическую ситуацию?

– Я стопроцентно на стороне вакцинации. Известны первые результаты вакцинной кампании в Израиле, в США, где уже велика доля привитого населения и эпидемия пошла на спад. Там сейчас минимальные цифры зараженных за последний год.

– Но там другие вакцины.

– Вакцины Johnson&Johnson и Oxford/AstraZeneca с тем же принципом действия, что и наш «Спутник», – тоже векторные и тоже на основе аденовирусов. Более того, вакцина компании Johnson & Johnson из одного компонента, который практически идентичен первому компоненту «Спутника». Китайская вакцина CanSino на основе аденовируса пятого серотипа – как второй компонент «Спутника».

– Какие страны преимущественно используют аденовирусные вакцины?

– Значительная часть Европы, а также Китай – поначалу. Но сейчас в Китае превалируют инактивированные вакцины типа «КовиВака».

– В каких странах прививочная кампания дала лучший результат?

– Сравнивать в середине гонки, какая машина лучше, неправильно. Мы только можем ориентировочно сказать, что у «Спутника» хороший защитный эффект – 91,6%, но у Pfizer и Moderna – 95%, по их данным, и 98%, по данным Израиля.

– С моей точки зрения, как обывателя, 91% у «Спутника» – это хорошо.

– Это действительно очень хорошо.

– У вакцины от гриппа меньшая эффективность?

– Намного меньшая, максимум 50–55%. Но у вируса гриппа репродуктивное число (количество индивидуумов, которые будут заражены одним заболевшим. – Прим. ред.) от 1 до 1,5, и поэтому надо привить существенно меньшую долю популяции, чтобы защитить ее от эпидемии.

А здесь даже у исходного уханьского варианта репродуктивное число 2,5–3, а у варианта «Дельта» из Индии вообще 5–6. Поэтому для достижения популяционного иммунитета в отношении варианта «Дельта» надо привить больше 80% населения. Пока же у нас в России вакцинированы одним компонентом чуть больше 20%. В Великобритании, например, уже 53% населения провакцинированы двумя компонентами.

– Что еще можно сделать для более успешного проведения прививочной кампании?

– Кардинально повысить доступность информации о вакцине. Ведь даже официальный сайт «Спутника V» наполнен преимущественно пресс-релизами. А те, кто хоть сколько-нибудь разбирается в теме, до недавнего времени не могли найти на этом ресурсе даже статей в Lancet.

– Даже сейчас, с преобладанием варианта «Дельта», мы по-прежнему уверены, что вакцинацией достигнем хотя бы стабильности?

– Уверены, потому что уже есть публикации по оценке зарубежных вакцин против варианта «Дельта», а эти препараты все основаны на уханьском варианте, как и наш «Спутник». Для них эффективность против варианта «Дельта» ниже всего на 5–10%, но вакцины всё равно работают.

Поэтому здесь сомнений никаких нет – вакцинироваться надо и как можно быстрее. Скорость вакцинации населения очень важна. Если мы будем двигаться нынешними темпами и затянем процесс на два-три года, то вирус в своей эволюции обгонит нашу вакцину.

Наращивать скорость необходимо двумя путями. Первый – кардинально увеличить объемы выпуска вакцины, чтобы в стране не возникали проблемы с ее поставками. Второй путь – поднять у людей желание вакцинироваться. Здесь могут помочь простые меры.

В идеале следует не отпускать невакцинированных за границу, потому что тогда они к нам привезут подхваченные за границей вирусы.

Премьер-министр Канады Джастин Трюдо получает вакцину против Covid-19 в аптеке в Оттаве 23 апреля. Блэр Гейбл / Reuters

Надо сделать вакцинацию обязательным условием для выезда за рубеж, и все путешественники придут на прививку как миленькие. Такая норма в России есть в отношении некоторых стран Африки и Америки – в самолет не пустят без прививки от желтой лихорадки, потому что смертность от нее 20%, да и лечение оплачивать очень дорого.

ВОПРОСЫ МОТИВАЦИИ

– А как заставить вакцинироваться тех, кто никуда не собирается лететь? Люди просто боятся побочных эффектов, новизны препарата, отсроченных последствий.

Люди сидят на смотровой площадке после вакцинации против Covid-19 в Американском музее естественной истории в Нью-Йорке. Больше не нужно записываться на прием ни в один из пунктов вакцинации, находящихся в ведении города. Ричард Дрю / AP

– Ну да, вы все ждете подвоха от вакцины. А от вируса подвох очень простой: смертность 4%. Кроме того, если у вас хронические заболевания, вероятность смерти в два-три раза больше. Как вам такое будущее? А вот от «Спутника V» никто не умер. Проверьте результаты его применения в Аргентине, Сан-Марино, в Венгрии, где он применяется.

– В этих странах прививаются только «Спутником V»?

– Не только, но этой вакциной там привились миллионы. В Аргентине, по-моему, больше 6 миллионов привиты уже «Спутником V», это сравнимо с Россией. Что вам больше нравится: 4% вероятности умереть или 0%? Среди вакцинированных заболевают явно в 10 раз меньше, а смертельных случаев нет. Это главный аргумент, который я могу привести в пользу «Спутника V».

– Получается, что каждый девятый-десятый человек с хроническими заболеваниями и каждый двадцатый без них могут умереть от ковида. С какими вирусами он сопоставим по смертоносности? Зачем вирусу вообще убивать своего носителя?

– По смертоносности нынешний коронавирус можно сравнить, например, с дифтерией. А насчет того, зачем ему убивать, – не приписывайте ему разум. Ему не надо никого убивать, просто у части людей есть либо серьезные заболевания, либо особенности иммунитета, из-за которых они от этой инфекции умирают.

– Почему не удается создать препарат прямого действия на коронавирус?

– Дело здесь не в удаче, а во времени, необходимом для разработки и проверки таких препаратов. Для этого необходимы годы. Препараты для лечения ВИЧ-инфекции разрабатывали лет 10, для гепатита С и того больше. Но ведь разработали в конце концов. А для лечения быстрых инфекций, таких как вызываемая нынешним коронавирусом, может оказаться, что и еще больше времени понадобится.

– Что в нашей жизни уже никогда не будет прежним после эпидемии коронавируса?

– Я уверен, что прежним не будет легкомысленное отношение к инфекциям и вакцинам. Также думаю, что все разумные люди с начала сезона заболеваний ОРВИ начнут носить маски или респираторы. Это уже давно делают в Южной Корее, Японии и ряде стран Юго-Восточной Азии. В результате заболеваемость и гриппом, и другими ОРВИ там намного меньше, чем у нас.

Наконец, я думаю, что правительства ведущих стран будут больше обращать внимание на разработки вакцин и лечебных препаратов против наиболее важных ОРВИ.

Ну и надо гораздо более тщательно изучать эволюцию вирусов и бактерий человека и близких ему животных, чтобы уменьшить вероятность будущих подобных эпидемий.

Люди смотрят фейерверк перед Статуей Свободы после того, как штат Нью-Йорк отменил большинство ограничений на Covid-19 во вторник, 15 июня. Губернатор Эндрю Куомо объявил, что 70% взрослых в Нью-Йорке получили хотя бы одну дозу вакцины против Covid-19. Alexi Rosenfeld / Getty

+2
75
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Копирование материалов разрешается только при указании работающей ссылки на данную статью или сайт пай.укр - Уважайте чужой труд и авторство!