Загружаем...
  • Лента блогов
  • Почему существует так много новых субвариантов штамма Оmicron, таких как BA.4 и BA.5?

Почему существует так много новых субвариантов штамма Оmicron, таких как BA.4 и BA.5?

Почему существует так много новых субвариантов штамма Оmicron, таких как BA.4 и BA.5?

Появление новых вариантов подняло вопросы о том, обеспечивает ли предыдущая инфекция защиту и что ждет нас в будущем.

Себастьян Дюшен и Эшли Портер для журнала The Conversation

6 мая 2022, The Guardian

ГЛАВНОЕ ФОТО: Файловое изображение Covid-19 под электронным микроскопом. (Источник: Wikimedia Commons/NIAID-RML)

Многие из нас уже знакомы со штаммом Omicron вируса Sars-CoV-2, вызывающего Covid. Этот вызывающий опасения вариант изменил ход пандемии, что привело к резкому росту числа случаев заболевания по всему миру.

Мы также все чаще слышим о новых субвариантах Omicron с такими названиями, как BA.2, BA.4 и теперь BA.5. Опасение вызывает то, что эти субварианты могут привести к повторному заражению людей, что приведет к очередному росту заболеваемости.

Почему мы видим всё больше новых субвариантов? Мутирует ли вирус быстрее? И каковы последствия для будущего Covid?

ПОЧЕМУ СУЩЕСТВУЕТ ТАК МНОГО ТИПОВ ШТАММА OMICRON?

Все вирусы, включая Sars-CoV-2, постоянно мутируют. Подавляющее большинство мутаций практически не влияет на способность вируса передаваться от одного человека к другому или вызывать тяжелые заболевания.

На снимке, сделанном с помощью электронного микроскопа Национальным институтом аллергии и инфекционных заболеваний США, показан вирус Covid-19. Появляются новые варианты, так как вирус постоянно мутирует. Фотография: AP

Когда вирус накапливает значительное количество мутаций, его относят к другой линии (что-то вроде другой ветви на семейном дереве). Но вирусную линию не называют вариантом до тех пор, пока она не накопит несколько уникальных мутаций, которые, как известно, усиливают способность вируса передаваться и/или вызывать более тяжелые заболевания.

Именно так произошло с линией BA (иногда известной как B.1.1.529), которую Всемирная организация здравоохранения обозначила как Omicron, который быстро распространился и представляет собой почти все текущие случаи заболевания, геномы которых секвенированы по всему миру.

Omicron быстро распространился и имел много возможностей для мутации, он также приобрел свои собственные специфические мутации. Они привели к появлению нескольких подлиний, или субвариантов.

Первые две были обозначены как BA.1 и BA.2. В настоящее время в список входят также BA.1.1, BA.3, BA.4 и BA.5.

Мы видели и субварианты более ранних версий вируса, например, Delta. Однако Omicron превзошел их, возможно, из-за своей повышенной трансмиссивности. Поэтому субварианты более ранних вариантов вируса сегодня встречаются гораздо реже, и их отслеживанию уделяется меньше внимания.

ПОЧЕМУ ТАК ВАЖНЫ СУБВАРИАНТЫ?

Есть данные, что эти субварианты Omicron – в частности, BA.4 и BA.5 – особенно эффективны при повторном заражении людей, ранее инфицированных BA.1 или другими линиями. Есть также опасения, что эти субварианты могут заражать людей, прошедших вакцинацию.

Поэтому в ближайшие недели и месяцы мы ожидаем стремительного роста числа случаев заболевания Covid из-за реинфекции, что мы уже наблюдаем в Южной Африке.

Однако последние исследования показывают, что третья доза вакцины против Covid является наиболее эффективным способом замедлить распространение Omicron (включая субварианты) и предотвратить госпитализацию, связанную с Covid.

В последнее время привлек к себе внимание вирус BA.2.12.1, поскольку он быстро распространился в США и недавно был обнаружен в сточных водах в Австралии. Настораживает тот факт, что даже если кто-то был инфицирован субвариантом BA.1 Omicron, всё еще возможно повторное заражение сублиниями BA.2, BA.4 и BA.5 из-за их способности уклоняться от иммунного ответа.

БЫСТРЕЕ ЛИ МУТИРУЕТ ВИРУС?

Когда дело доходит до мутаций, то можно подумать, что Sars-CoV-2 – это супербыстрый передовой вирус, Но на самом деле этот вирус мутирует относительно медленно. Вирусы гриппа, например, мутируют по меньшей мере в четыре раза быстрее.

Однако Sars-CoV-2, как показало наше исследование, устраивает «мутационные спринты» в течение коротких периодов времени. Во время одного из таких спринтов вирус может мутировать в четыре раза быстрее, чем обычно, в течение нескольких недель.

После таких спринтов у линии появляется больше мутаций, некоторые из которых могут давать преимущество перед другими линиями. В качестве примера можно привести мутации, которые могут помочь вирусу стать более трансмиссивным, вызвать более тяжелое заболевание или обойти наш иммунный ответ, в результате чего появляются новые варианты.

Почему вирус подвергается мутационным спринтам, которые приводят к появлению вариантов, неясно. Но есть две основные теории о происхождении Omicron и о том, как он накопил так много мутаций.

Во-первых, вирус мог развиться при хронических (длительных) инфекциях у людей с иммуносупрессией (ослабленной иммунной системой).

Во-вторых, вирус мог «перепрыгнуть» на другой вид, прежде чем снова заразить человека.

КАКИЕ ЕЩЕ ХИТРОСТИ ЕСТЬ У ВИРУСА?

Мутация – не единственный способ появления вариантов. Вариант Omicron XE, по-видимому, возник в результате рекомбинации. В этом случае один пациент был одновременно инфицирован вирусами BA.1 и BA.2. Эта совместная инфекция привела к «обмену геномами» и появлению гибридного варианта.

Другие случаи рекомбинации в Sars-CoV-2 были зарегистрированы между Delta и Omicron, что привело к появлению того, что было названо Deltacron.

Пока рекомбинанты не проявляют повышенной трансмиссивности и не вызывают более тяжелых исходов. Но ситуация может быстро измениться с появлением новых рекомбинантов. Поэтому ученые внимательно следят за ними.

ЧТО МЫ МОЖЕМ ОЖИДАТЬ В БУДУЩЕМ?

Пока вирус циркулирует, мы будем продолжать наблюдать новые линии и варианты вируса. Поскольку в настоящее время наиболее распространен вариант Omicron, вполне вероятно, что мы увидим еще больше его субвариантов, а возможно, и рекомбинантные линии.

Ученые будут продолжать отслеживать новые мутации и события рекомбинации (особенно в субвариантах). Они также будут использовать геномные технологии для прогнозирования того, как они могут произойти и какое влияние они могут оказать на поведение вируса.

Эти знания помогут нам ограничить распространение и воздействие вариантов и субвариантов. Это также поможет разработать вакцины, эффективные против нескольких или конкретных вариантов.

Себастьян Дюшен научный сотрудник ARC DECRA в Мельбурнском университете, а Эшли Портер научный сотрудник Института инфекции и иммунитета имени Питера Доэрти. Эта статья была перепечатана из журнала The Conversation. 

+1
20:09
133
Нет комментариев. Ваш будет первым!